FCI
FEDERATION CYNOLOGIQUE INTERNATIONALE

Питомник черных немецких овчарок "Everblacks"

Свидетельство № 306

Адрес: Украина 08140

Киев, Белогородка

ул.Хмельницкая, 11

Телефон: 067 449 06 26

info@nemeckaya-ovcharka.com

Время работы: 24/7

Развитие породы в XX веке

В ХХ веке спрос на пастушьих собак увеличился по всей Европе. Особенно он был заметен в Германии, это способствовало значительному увеличению поголовья представителей этого направления собаководства. Предпринимались многочисленные попытки по созданию культурной породы немецких пастушьих собак, встала задача по выработке единых требований к особенностям экстерьера, характера породы, но такие попытки долго не увенчивались успехом. Предприимчивые заводчики, которые всегда находятся в любой стране при увеличении спроса на товар, начали выращивать щенков исключительно для продажи, не заботясь о качестве и единообразии представителей этой ветви животного мира. Наука кинология знает и помнит такие имена, как Ведер, Эхнерт, Шпарвассер, Гоуманн и другие, эти люди, увлеченные своим делом, на заре существования данной породы занимались её разведением отнюдь не в коммерческих целях и вырастили немалое число достойных представителей младших друзей человека.

В начале восемнадцатого века овчарка в Германии уже была повсеместно распространена, она помогала человеку в хозяйстве, центрами разведения породы были округа Вюртнберг и Тюрингия, юго-западная часть этой земли. Овчарки Тюрингии были небольшого размера, очень энергичные, подвижные, окрас – преимущественно «волчий», небольшие стоячие уши. Огорчение заводчикам доставлял хвост «колечком». Собаки из Вюртенберга отличались более крупными габаритами, спокойным характером. Порода имела густой шерстяной покров, иногда удлиненный, черного или рыжего окраса. К сожалению, и этот вид имел существенный недостаток – висячие или полустоячие уши. Именно по этой причине вюртенбергские собаки не были столь популярны, как тюрингские.

В восемнадцатом-девятнадцатом веках нарастающими темпами происходило количественное, но не качественное увеличение собачьего поголовья. Особи из этих двух немецких областей скрещивались между собой, происходило вливание другого генетического материала, не представлявшего особой ценности, от малораспространенных разновидностей пастушьих собак. Процесс способствовал возникновению и распространению новых типов, их разнообразию и богатству выбора и отбора, селекции.

В 1882 году, в Ганновере, на выставке собак, были представлены уважаемой публике две немецкие овчарки, которые принадлежали барону фон Книгге, по профессии егермейстеру. Это были кобели светло-серого цвета, их имена: Грейф и Кирас. Прошло несколько лет, на выставке в городе Нейбрандербурге появилась еще одна собака этой же породы, кличка – Мере, принадлежала она господину Дернбургу.

Прародителями всех, существующих ныне,  немецких овчарок, являются Поллукс и Прима. «Адам» и «Ева» этой породы жили в питомнике города Вахсмута, он назывался «Ганнау», в то время здесь находилась одна из лучших псарен Тюрингии. От этой, ставшей легендой собаководства, пары производителей было получено восемнадцать известных потомков, в дальнейшем они стали победителями многих выставок и состязаний.

Сохранились описания этих двух собак, Поллукс представлял собой хорошо сложенного, крупного представителя своей породы, окрас – зонарно-серый. Грубо сложенная голова и цвет шерсти напоминали волка, отдельные специалисты высказывали ироничное мнение, что такой экстерьер больше подходит для зоопарка, чем для пастушеской работы. Прима также отличалась крепким сложением и большим ростом. Потомство этих собак из питомника скоро вышло за пределы Тюрингии. Владельцы собак из Вюртенберга стали скрещивать своих сук с потомками Примы и Поллукса. Несколько собак было привезено в питомник Вюртенберга «фон дер Кроне», в их числе был Гектор фон Лиркенхайн, впоследствии также ставший легендой.

Окончание девятнадцатого века стало периодом развития культурного собаководства, оно приобрело массовый характер. Расширился круг применения собачьих услуг в различных сферах деятельности человека, начали организовываться всевозможные клубы и общества, проводились многочисленные и представительные собачьи выставки. В 1891 году, 16 декабря, по инициативе господина Рихельманна и графа Гана, было организовано специализированное общество любителей и заводчиков немецкой овчарки, оно получило название «Филакс». Организация утвердила первый в истории стандарт на породу. Сообщество было нацелено исключительно на достижение коммерческих целей, возможно по этой причине просуществовало совсем недолго. Несмотря на денежную составляющую, организация принесла определенную пользу, она обратила внимание широкой общественности на наличие ценных качеств породы немецких пастушьих собак, выработала единый взгляд и подходы, господин Рихельман еще в течение нескольких лет продолжал возглавлять процесс по разведению овчарки в Германии. Собаководы всего мира обязаны этому увлеченному человеку в том, что порода сохранилась, не исчезла даже после того, как первое созданное общество распалось.

Незадолго до всех этих организационных мероприятий, молодой офицер Макс Эмиль Фридрих фон Штефаниц окончил «Берлинскую ветеринарную школу» и вернулся в свой кавалерийский полк. Его офицерская служба была связана с лошадьми, с их закупкой и строевой подготовкой. Потомок старинного рода, который вырос в предгорьях южной Германии, в живописном имении своих славных предков, где на обширных зеленых лугах традиционно паслись отары овец, Макс со времен своего далекого детства интересовался собаками-пастухами. Эти умные и верные, трудолюбивые животные занимали немалую часть его сердца и души, он долго вынашивал честолюбивые помыслы и стремился осуществить заветную мечту – посвятить часть своей жизни разведению и усовершенствования породы немецких овчарок. Он изучал историю их возникновения, особенности физиологии и поведения, его мечте суждено было сбыться, ведь он приложил для этого немало усилий.

Знатное происхождение, карьера офицера позволили господину Штефаницу занять достойное положение в обществе. Совершенно неожиданно для современников его круга он влюбился и женился на бывшей представительнице актерской профессии, в те времена это было более чем смелым поступком, недостойным столь знатного человека. Общество осудило такой поступок. Ротмистр был вынужден оставить службу. Это было неким перстом судьбы, который предопределил создание породы немецкой овчарки, такой, какой мы знаем её сейчас. Скандал не ввергнул офицера в отчаяние, он приобрел небольшое, уютное имение, расположенное недалеко от Графрата, в нём и поселился со своей любимой женой и близким другом и соратником по собаководству, незаменимым помощником в работе и мастером по пастбищному скотоводству Артуром Мейером.

Дата 3 апреля 1899 года стала знаменательным днем в истории данной породы. Макс и Артур прогуливались по территории маленькой выставки в городе Карлсруе. Неожиданно они увидели собаку, которая поразила друзей совершенством, воплотила в себе их мечты. Мужчины завели разговор с владельцем собаки, его звали господин Эйзелен. Выяснилось, что имя пса – Гектор фон Лиркенхайн, он не участвует в выставочных мероприятиях, демонстрируется зрителям, как обычная пастушья собака. Опытные люди, перевидавшие многих представителей этой породы, не ожидали увидеть здесь особь, которая могла бы стать ориентиром, примером для всей породы, создать фундамент для последующей селекции. Штефаниц, не задумываясь, купил Гектора, через два месяца он зарегистрировал его под новым именем Хоранд фон Графрат. Так это имя и записано в созданной новым хозяином собаки «племенной книге немецкой овчарки» под номером один. Этот пёс стал первым представителем новой породы собак, который был официально зарегистрирован. Судя по тому, что многие авторы, хорошо владеющие словом и пером, не жалели эпитетов при описании собаки на десятках страниц, Хоранд действительно был выдающемся псом. Да и сам счастливый владелец никогда не сомневался в правильности и целесообразности своего выбора, того, что именно эта собака станет основателем собачьего рода, положит начало процессу выведения немецкой овчарки, породы, которая известна и любима собаководами всего мира до сих пор.

По прошествии всех этих случайных и эпохальных событий, в Германии появляется новое сообщество собаководов, оно именуется «Союз владельцев немецкой овчарки». Этому Союзу было суждено стать самой крупной организацией в мире, которая занималась только одной породой. Первым президентом уважаемой организации стал Артур Мейер, спонсировал общество Эрнст фон Отто. Первоначально штаб-квартира Союза располагалась в городе Вандсбек (ныне это Гамбург, второй по величине город Германии), через год она переехала в Мюнхен, еще позже – в Аугсбург, там находится и по сей день.

С момента «находки» Хоранда, господином Штефаницем и его коллегами-собаководами была проделана огромная работа по поиску и нахождению сук, которые были бы максимально приближены по своему экстерьеру к этому выдающемуся первому представителю новой породы. Его гены перешли потомкам, продолжили его линию родства. В процессе поиска подходящих объектов для спаривания было изучено, тщательно осмотрено, огромное количество овчарок на всей территории государства. Среди владельцев собак была проведены разъяснительные беседы, животные, которые могли бы представлять интерес для селекции, были взяты под опеку, им обеспечивалось правильное питание и хороший уход. Основатель рода, Хоранд, оказался не только выдающейся собакой, но и хорошим отцом, который подарил заводчикам большое количество потомков, не уступающих ему по своим качествам. Его лучшим сыном был Гектор фон Швабен, который стал преемником отца, победившим в конкурсе Германии. Внуки Хоранда, сыновья Гектора, стали отцами-основателями трех первых линий этой породы, их звали Беовульф, Пилот и Хайнц фон Штаркенбург. Хоранд еще долго радовал своего владельца и дарил миру щенков, суки продолжали жестко отбираться по качеству экстерьера, характеру, применялся инбридинг. В результате всех этих действий немецкая овчарка быстро оформилась в избранном направлении, приобрела популярность среди заводчиков и обычных любителей породистых собак.

Господин Штефаниц становится президентом Союза в 1901 году. Он руководил разведением овчарок до конца своих дней, те знания, которые он получил, учась в «Берлинской ветеринарной школе», очень помогли ему в работе над породой. Его друг, Артур Мейер, который являлся в последующие годы секретарем Союза, проделывал вместе со Штефаницем огромную работу, которую трудно переоценить. Общество издало свой собственный Устав, президентом был разработан стандарт породы, который подтверждал его глубокие познания анатомии животных, особенностей физиологических процессов, были исследованы возможности использования собаки для работы. Высокие организаторские способности господина Штефаница позволили в 1899 году провести «Выставку чемпионов», которая в дальнейшем стала традиционной, а собаки, которые стали её победителями, получившие титул «Чемпиона мира», определили направление дальнейшей селекции породы. После создания Союза была упорядочена регистрация пометов, налажена выдача родословных, основана «Племенная книга», в которую заносились имена лучших представителей породы. Все эти мероприятия положили начало разведению чистых, генеалогических, линий. Господин Штефаниц глубоко ценил не только характер, экстерьер, но и рабочие качества овчарок. Твердое определение породы как «собаки для работы» позволило продолжать отбор именно в этом направлении, все качества лучших представителей собачьего племени должны были быть подчинены и направлены на осуществление этого предназначения. От сформулированного им однажды принципа заводчик никогда не отступал, он быстро пришел к выводу, что интеллект собаки значительно снижается, если особь содержится в замкнутом мире питомника без работы.

Время диктует свои законы, в это время в Германии значительно уменьшилась площадь пастбищ, овчарка, к сожалению, теряла свое первоначальное предназначение, как собака для пастьбы отар. Господин Штефаниц посчитал хорошим выходом из создавшегося положения возможность найти для породы другую область применения, которая могла бы полностью раскрыть её возможности, заложенные от природы, и которые могли бы стать полезными для человека. В те времена эта собака еще не использовалась для нужд армии и полиции, президент Союза начал проводить планомерную работу в этом направлении. Собаководы, члены Союза, стали дарить щенков представителям силовых структур, усилиями общества были организованы соревнования по дрессуре, выдавались специальные призы по различным видам служебной работы. Проводилась проверка на послушание всех овчарок немецкой породы, в которой участвовали полицейские. Достаточно быстро собака была признана пригодной для военной службы и работы в полиции. Уже в 1901 году официально началось её применение в деятельности органов общественного контроля и безопасности.

После нескольких лет работы в Союзе, Артур Мейер ушел из жизни. Господин Штефаниц продолжил дело друга и соратника и взял на свои плечи дополнительно всю секретарскую работу. Объем работы, проводимой в рамках Союза, к тому времени значительно возрос, назрела необходимость расширения управленческого аппарата. Президент организовал несколько филиалов общества, которые располагались в разных частях страны. Тридцать шесть лет господин Штефаниц полностью контролировал им же созданный Союз, его кинологический гений определял всё, что было прямо или косвенно связано с разведением и совершенствованием породы. Его авторитет среди заводчиков Германии был непререкаем, кинологи и люди, имеющие отношение к собаководству, ценили его ум, глубокие знания предмета, которому он посвятил большую часть своей сознательной жизни. Преданность любимому делу, колоссальная работоспособность, умение видеть наперед, на перспективу, позволили президенту собрать вокруг себя немало единомышленников и последователей, подготовить талантливых учеников. Окружение господина Штефаница безоговорочно придерживалось указаний своего наставника, это создало благоприятную атмосферу для дальнейшего развития и совершенствования породы.

Еще одна памятная для кинологов дата: в 1903 году от Гейнца фон Штаркебурга, сына Гектора и Бэллы фон Швабен, был получен щенок. Подросшее создание явило собой, по мнению Штефаница, идеального представителя породы, улучшенную копию Хоранда, которая воплотила в себе многолетние творческие мечты заводчика. Щенка назвали Роланд фон Штаркенбург, впоследствии он стал великим историческим производителем. Появление на свет Роланда было плодом многолетней, целенаправленной, работы. В наше время в мире не существует собаки породы «немецкая овчарка», которая не имела бы своим предком Роланда фон Штаркенбурга.

Сыном и преемником Роланда стал Хеттель фон Уккермарк, который образовал отдельную родовую линию. Хеттель был повязан с Флорой фон Веркемейер, известной сукой своего времени, в результате был получен знаменитый помет. Щенки Белло, Бианка, Балу фон Ридикенбург стали родителями чемпионов разных лет. От Алекса фон Вестфаленхайма (тоже сына Хеттеля) и Бианки родился Эрих фон Графенверт, который стал чемпионом Америки и Германии. Он стал, в свою очередь, отцом Клодо фон Боксберга, еще одной легенды кинологии, в 20-е годы пошлого столетия он сыграл ту же роль в истории собаководства, что и Хоранд на заре существования породы.

Во многом стараниями господина Штефаница в 1923 году количество членов Союза достигло 57000 человек. Порода немецкой овчарки приобрела большую популярность, спрос на щенков за пределами Германии прирастал очень быстрыми темпами. Такая ситуация сослужила плохую службу: недобросовестных заводчиков, главной целью которых являлась нажива, появлялось всё больше, они игнорировали требования по стандарту и племенному отбору. В разведении использовались почти все собаки, появились недостатки характера, челюстно-зубной системы. Дилетанты предпочитали крупных и массивных собак, мало заботясь о других параметрах, характере, интеллекте. Овчарка постепенно начала утрачивать свои ценные качества. Штефаниц полностью осознавал, что для сохранения породы необходимо принимать какие-то кардинальные меры.

Накануне открытия «Выставки Чемпионов»  в 1925 году, которая должна была пройти во Франкфурте-на-Майне, президент Союза провел очень важную для отрасли, и самого себя, конференцию. Её участники, среди которых были ведущие специалисты-кинологи того времени, выдвинули лозунг, который потребовал вернуться назад, к стандартной немецкой овчарке. Назавтра экспертизу в открытом классе проводил сам господин Штефаниц, лучшие представители породы со званием «Чемпионов Германии» и чемпионы других стран соревновались за звание победителя. Им стал Клодо фон Боксберг, который своим типом, пропорциями, олицетворял лучшую немецкую овчарку тех времен.

По описаниям, легендарный Клодо не отличался высоким ростом, имел длинный корпус, при этом обладал мощной спиной и поясницей. Передвигался мягкими и легкими, стелющимися по земле, движениями. Особь была выведена посредством инбридинга на Хеттеля фон Уккемарк и его сына Эрика фон Графенверт. Через несколько лет Клодо был продан в США, но и в Германии он успел оставить большое количество потомства, отборных собак высокого класса.

Период 20-х годов можно охарактеризовать, как время быстрого и качественного роста немецкой овчарки на её родине, в Германии. Появляется несколько выдающихся производителей, таких, как три сына – потомки Клодо, их имена: Курт фон Герцог Хедан, Утц фон Хаус Шюттинг, Донар фон Цухтгут. Все особи положили начало трем родовым линиям немецкой овчарки. Утц получил звание «Чемпиона Германии» в 1929 году, ему принадлежит одна из основных заслуг по улучшению породы, позже собака была продана в США, где немало использовалась в разведении, принимала участие в выставках.

Наступил 1925 год, он вошел в историю кинологии, как рубеж «до Клодо» и «после Клодо». Этот представитель породы был определен моделью, произошла небольшая «революция» собаководческого масштаба. В той непростой ситуации, немцы оказались в несколько лучшем положении, чем их коллеги из США и Великобритании. Они своевременно осознали «подводные камни» чрезмерной популяризации породы, более ответственно и дисциплинированно отнеслись к запретам, которые содержались в лицензиях на разведение. Последствия этого печального исторического факта сказались позже: через семьдесят лет существования породы в Америке и Англии, на рубеже нового тысячелетия, любителям и заводчикам пришлось начинать почти с нуля. Возрождение породы производилось посредством импорта производителей из Европы, где традиции и требования к породе сумели сохранить.

В 30-е годы прошлого столетия возрожденный «Союз владельцев немецкой овчарки» значительно расширил и так немалое поле своей деятельности, появляются всё новые филиалы в других странах мира, регионах, которые до того времени не были вовлечены в сферу собаководства. Растёт экспорт. 22 апреля 1936 года, буквально день в день основания Союза, уходит их жизни Макс фон Штефаниц. Тридцать шесть лет жизни отдано любимому делу. Друзья, ученики и единомышленники продолжают работать на благо развития породы.

Вскоре начались события Второй мировой войны, они уничтожили многие ведущие германские питомники, нанесли значительный урон кинологии, большая часть уникального племенного поголовья была безвозвратно утеряна. Последователи господина Штефаница, даже в этих тяжелейших условиях, сумели сохранить лучших собак и взялись за восстановление породы после окончания военных действий в этом регионе. Послевоенный период обеспечил быстрый и качественный рост популяции породы немецких овчарок в Германии.

Вновь была проведена «Выставка чемпионов», восстановлены лицензионные осмотры производителей, заполняются «племенные книги», начато издание различных информационных материалов, количество частных питомников неуклонно растет. Всё это открыло широкие перспективы для дальнейшего развития породы, начал улучшаться её уровень. На разведение овчарок в послевоенный период основное влияние оказал Лекс фон Пройсенблут, он и Майя фон Ознабрюккер Ланд произвели на свет выдающегося производителя, который сыграл ключевую роль в формировании породы в дальнейшем – чемпиона мира 1951 года Рольфа фон Оснабрюккер Ланд. Появилась собака нового типа, качественного, крепкого сложения, с эффектным черно-рыжим окрасом, совершенными, как считалось тогда, формами и линиями. Рольф положил начало всем современным родам немецкой овчарки, так называемого, периода «высокого разведения».

 

Новое время, 60-е годы, ознаменовались очередным подъемом качества породы, появилось несколько выдающихся производителей, были заложены и начали развиваться четыре линии собачьей генеалогии, которые в дальнейшем дали многочисленные семейства качественных потомков: линия Марко фон Целлерланд, Мутца фон Пельцтирфарм, Канто фон дер Винерау, Кванто фон дер Винер.

В истоках собаки так называемого «рабочего разведения» имеют немало общих корней с основным поголовьем породы. В 60-е годы появилась тенденция, разделившая овчарок на две популяции. Они не отличались ни по внешнему виду, ни по официальной родословной росписи, невозможно было определить «на глаз» принадлежность особи к тому или иному направлению. Положили начало «рабочего разведения» производители кровных линий, которые отличались от прочих представителей своей породы сильным характером, высокой работоспособностью. Эти замечательные качества базовые представители передали своим потомкам, явление поспособствовало тому, что возникли обособленные ветви, которые оказались сориентированными на поведенческие особенности овчарок. Многие из представителей этих «новых волн» собаководства были участниками выставок, завоевывали многочисленные призы на чемпионатах по дрессировке. В череде известных собаководам имен можно назвать Фелло цу ден Зибен Фаулена, Нико фон Хаус Бекса, Грайф цум Ланталь, Фрай фон дер Гугге, Викко фон Меран. Все эти производители дали кинологическому миру от трех до пяти потомков, которые стали участниками и призерами мировых чемпионатов.

Ветвь Фелло цу ден Зибен Фаулен продолжилась с появлением его сына Бернда фон Лирберг, который впоследствии дал самостоятельную линию Аско фон Лютера. Род Нико фон Хаус Бек прославился такими известными представителями породы, как Ферро фон Цойтемер Химмельрайх. Сын Ферро, Тролль фон бесен Нахбаршафт и внук Йоши фон Делленвизе сами участвовали в работе выставок и дали многочисленное потомство, которое также были участниками чемпионатов. Почти в наше время, после объединения Германии, в «рабочее разведение» включилась некоторая часть овчарок восточной Германии, например, такие как Дона фон Роландштайх  и Инго фон Рудинген.

Основанный господином Штефаницем Союз в 1975 году разделился на два общества, то, которое существовало до сих пор, и на «Всемирный союз владельцев немецкой овчарки», объединивший любителей породы, живущих в разных странах мира. В 1999 году этот Всемирный союз объединил более 550000 членов, проживающих в 68 странах мира. В этом же году германский «Союз владельцев немецкой овчарки», в котором состояло 150000 членов, отметил юбилей – сообществу исполнилось 100 лет. Германский Союз был и остался самой крупной федерацией кинологов, которая имела и имеет свой самостоятельный статус, устав, правила проведения выставок, положение по разведению и единую систему выдачи родословных.

Прогресс в развитии породы обеспечивается строгой и целенаправленной программой разведения, которая специально разработана в недрах Союза. Она включает в себя подробный комплекс мероприятий, который направлен на совершенствование собак. Основой этой программы является тщательный отбор особей для племенного разведения, который охватывает различные аспекты, по которым оценивается животное. Исследуется состояние здоровья собаки, обращается внимание на наличие или отсутствие дисплазии тазобедренного и локтевого суставов, проводится тест на выносливость, проверка защитных качеств, оценивается экстерьер, достоверность происхождения. В обязательном порядке проводится тест на ДНК, чтобы исключить вливание «непородного» генетического материала. Необходимым условием для участия в выставках и других мероприятиях является наличие рабочего сертификата. Девиз Союза, который был сформулирован господином Штефаницем о том, что немецкая овчарка была и будет рабочей собакой, актуален и в наше время. На проводимых специализированных выставках овчарки нет открытого класса. Особи, которые достигли двухлетнего возраста, в обязательном порядке должны быть дрессированными. Только при этом условии они смогут принять участие в выставках.

Мероприятия, проводимые Союзом, являются необходимой и неотъемлемой частью программы по разведению породы. Главная выставка, на которой присуждается титул «Чемпион мира» проводится в Германии ежегодно, она собирает большое количество зрителей и участников, которые съезжаются со всего земного шара. Такая выставка служит прекрасным ориентиром для разведения, участвующие в ней собаки – лучшие, отборные представители породы из разных стран и континентов. Выставка оценивает не только экстерьер, тестируются также рабочие качества собаки, оцениваются производители с потомством, этот критерий выявляет истинную породную ценность лучших представителей этой ветви животного мира.

Новый расцвет породы немецкой овчарки начался в 80-е годы. На пост президента Союза пришел господин Херман Мартин, выдающийся знаток немецкой овчарки, заводчик, эксперт, талантливый организатор. Он выдвинул новую концепцию разведения собаки, символом этой новой концепции стал Уран фон Вильдштайгер Ланд, чемпион мира 1984 и 1985 гг. Этот пёс отрыл новую эру в развитии и совершенствовании породы.

Дело разведения немецких овчарок в России началось в 1904 году, в самом начале века из Германии привезли несколько представителей своей породы, использовавшихся в русско-японской войне в качестве санитаров. В непростых фронтовых условиях умные животные спасли на полях боев десятки раненых соотечественников. Собаки появились в столичном Петербурге, Риге и Киеве, они принимали участие в работе полиции. В октябре 1908 года в Петербурге открылись первые «Всероссийские испытания полицейских собак», которые организовало «Общество поощрения применения собак в полицейской и сторожевой службе». В испытаниях приняло участие 29 собак, 11 из них были немецкими овчарками. Лучшими были признаны Вольф фон Штеркраде, Герта фон Нидерейн, Киевлянка.

В начале прошлого века лучшими собаками для розыска преступников считались доберманы, их способности вошли в легенду и даже были отображены в литературном творчестве: в печатных изданиях того времени печатались фотографии и рассказы о знаменитом сыщике Треф. Жанр детектива развивался, вскоре у него появилось немало конкурентов. Читатели со всё большим итнересом следили за приключениями Хелли из Петербурга, Грозы из рыбинского отделения полиции, Корректа из Владикавказа. История не сохранила факты наличия в указанный период немецких овчарок у владельцев-частников.

В «Центральную школу собак-ищеек НКВД» и в «Центральную школу собаководства пограничных войск ГПУ» в 1924 году были привезены несколько партий овчарок из Германии. Эти особи положили начало распространению и разведению породы среди любителей. В то время разведением собак для охоты и армии, других силовых структур, занимались две организации: секция кровного собаководства «Всеохотсоюза» и секция служебного собаководства при ОСОАВИАХИМ. Привезенные их Европы собаки были не самого высокого качества, особи подбирались без плана и системы. Дальнейшая деятельность по разведению породы в России также велась беспланово.

Первая выставка собак состоялась в столице, в 1925 году. Среди принимавших участие представителей породы немецких овчарок стал привезенный из Германии Бодо фон Тойфельсфинкель. Это был кобель большого роста, сухого и крепкого типа, он имел черный окрас, достаточно правильные пропорции тела, хорошую, выразительную, голову. Животное победило и в 1926 году в Ленинграде. Лучшими собаками данной породы в России того времени считались Боско фон Зюдвалль, Аманд фон Биненгаус, Эрих фон Мольфитц, Али фон Вардербрюкке. В дальнейшем в стране появились собаки, которые активно использовались в селекции, такие, как Эди Фон Блюмендуфт, имевший чепрачный окрас, Герт фон Ниниве, рыже-чепрачного окраса, Камор фон Лаубюль, потомок основного производителя Германии того времени Клодо фон Боксберга.

Период массового импорта в нашу страну собак-производителей совпал с кинологической «революцией» в Германии. Негативные последствия этого явления выразились в том, что все привезенные особи происходили из тех родов, которые подвергались критике фон Штефаницем, они все имели значительные и незначительные отклонения от идеального или желательного типа. Собаки были преимущественно крупные, светлого окраса, их экстерьерные формы были достаточно примитивны. Существовали серьезные проблемы с психологическим состоянием особей, недостатки выражались в трусливом или слишком агрессивном поведении животного. Изначальное использование производителей невысокого качества, дальнейшая бессистемность разведения, привела к тому, что собаки российской популяции с течением времени стали значительно отличаться от своих европейских родственников не в лучшую сторону.

Основателем так называемой «советской» линии немецких овчарок стал Эди фон Блюмендуфт, он получил большую известность в 30-е гг. Матерями его щенков стали дочери Абрека. Лучшим сыном Эди стал Туман, кобель черного окраса с подпалинами, его сын, Каро, завоевал титул победителя в 1940 году и стал московским победителем 1945-46 гг.

В трагическое время Великой Отечественной войны большая часть и этого, немногочисленного поголовья, была утеряна. В питомнике «Наркомзема СССР» не смогли выжить почти все особи, которые были завезены для селекции и репродукции из-за границы, полностью потеряли ценных животных крупнейшие центры в Ленинграде, Минске, Киеве, многих других городах страны. Часть племенного материала все же удалось сберечь и сохранить. На Средний Урал, в Свердловскую область, были вывезены животные из питомников «Центральной школы военного собаководства» и «Центрального Совета ОСОАВИАХИМА СССР», были эвакуированы лучшие собаки столицы.

После окончания войны новый завоз производителей, по понятным причинам, был невозможен. В дальнейшем разведении продолжали участвовать все имеющиеся собаки, которые внешне походили на овчарок, в том числе те, которые были взяты в качестве военных трофеев у гитлеровцев и не имевшие достоверной, документальной, родословной. Послевоенные годы ознаменовались повышением роли советских кинологов в деле выведения новых пород, которые предназначались для нужд Советской Армии. В сохраненном племенном поголовье сочетались две линии: Абрека и Девета фон Фюрстенштега, использовался молодой кобель из Нижнего Тагила по имени Альтон. Потомки этого производителя жили в Москве, Ленинграде, Иванове, они активно использовались любителями и кинологами для дальнейшей репродукции. Линия Девета продолжилась через его сына по имени Дагор. Он был повязан с известной победительницей столичных вставок Никсой, предками которой были Дукс фон Героггейм и Тайга, в результате на свет появились щенки Имрей, Ингрей, Ингул. В помете, появившемся в Ленинграде, были хорошие суки Карина, Кения, Кинса. Выставочная «карьера» Ингула происходила без поражений, эта особь обладала редкой способностью передавать все свои лучшие, племенные, качества по наследству почти в неизменном виде.

Проводились многочисленные эксперименты в ведомственных питомниках по государственному заказу. Итоги работ были более чем скромные: задумывали получить десяток новых пород, на деле же состоялась только порода «русского черного терьера». Получившаяся, в результате скрещиваний, армия метисов с разнообразными признаками многих пород, осела в руках любителей-собаководов, в ведомственных питомниках, часть снова, вторично, влилась в исходные породы. Немецкая овчарка не оказалась исключением, она применялась для получения пород «московский дог», «водолаз», с помощью её были попытки усовершенствования некоторых видов ездовых лаек. Положение дел находилось в катастрофическом состоянии, которое усугубилось тем, что в 1946 году чиновниками от собаководства было принято решение не считать крипторхизм пороком. Постановление на этот счёт действовало вплоть до 1968 года.

Точно такое же отношение было к проявлению у собак неполнозубости, до 1974 года комплектность зубов просто не учитывалась. В породе появлялись нестандартные окрасы: палевые, белые, тигровые. Это явление, которое было обусловлено бесконтрольной метизацией, также было узаконено, и этот стандарт действовал вплоть до 1974 года. Границы роста немецкой овчарки до 1989 года предусматривались в пределах 51 – 66 см для сук и 56 – 70 см для кобелей, допускалось отклонение до 72 см. Такие широкие рамки также не способствовали качественному отбору и селекции породы.

К неприятным последствиям привела попытка внести в сферу кинологии политику. Ввиду предыдущих трагических событий, в 1946 году «немецкая» овчарка была переименована в «восточно-европейскую», она была объявлена самостоятельной породой, это еще дальше увело особей от того стандарта, который был признан во всем мире.

Восточно-европейские овчарки отличались большим ростом, следствием было нарушение общих пропорций экстерьера, костяк был развит недостаточно. Еще одна проблема – слабость связок, короткие рычаги, длинная поясница, недостаточный баланс в движениях. По сути это была популяция овчарки, близкая к вырождению, а вовсе не «новая порода».

Такое положение не устраивало многих собаководов, шел поиск выхода из сложившейся ситуации. Противоборство чиновников от кинологии и энтузиастов разведения породы усугубилось отсутствием или недоступностью источников информации о работах с породой в странах Запада. Импорт качественных производителей был закрыт, работа велась силами отдельных энтузиастов. Кинологическое руководство СССР стояло на позициях разведения отечественной породы «восточно-европейской овчарки», интерес и пропаганда немецких овчарок рассматривалась, как антигосударственные настроения и деятельность, направленная против страны.

Некоторые немецкие овчарки все же попадали в СССР, даже несмотря на «железный занавес». Собаки были разномастные, купленные по какому-либо случаю, для того, чтобы показать собственный престиж, привозились они людьми, которые часто работали за границей. Эти люди не собирались становиться заводчиками породы, привезенные животные просто не попадали в поле зрения специалистов-кинологов. Большинство из них так и канули в безвестность, остальные растворились в потомках восточно-европейской овчарки. Лишь три производителя вошли в историю породы в России, их звали Олаф фон Адлергешталь и Бери фон Глюккеншпиль из Днепропетровска, Гектор фон дер дойче Фольксполицай из Москвы. Все эти собаки были привезены из восточной Германии в 60-е годы прошлого столетия. Олаф и Бери числились в клубе собаководства города Днепропетровска, они использовались, преимущественно, в Украине. Несколько вязок с немецкими суками дали качественное потомство. Было положено начало разведению немецкой овчарки в нашей стране. «Москвич» Гектор дал потомство с сукой по имени Мирта, тоже из города Днепропетровска. От этой вязки родился кобель, которому суждено было сыграть огромную роль в разведении породы в СССР в 70-е годы. Его звали Каро, он стал победителем выставки в Днепропетровске в 1971 году. Кобель пользовался необычайной популярностью у заводчиков, он дал многочисленное потомство, которое не раз становилось победителями выставок и широко использовалось в разведении породы. Имена потомков: Кончак из Харькова, Ян-Эмир, Джин, Кайра, Айна, Джина из Днепропетровска.

Известные кинологи, москвичи Е.Я. Степанов и Е.Н. Орловская, истинные энтузиасты собаководства, стали инициаторами движения в защиту немецкой овчарки в СССР, вопреки политике. Именно этим людям новые поколения любителей и заводчиков должны быть обязаны за то, что настоящая немецкая овчарка, хотя и поздно, но все же пришла в Россию. «Федерация служебного собаководства СССР» дисквалифицировала этих двух людей, они были отстранены от экспертизы и любой другой кинологической деятельности. Последователи работали на одном энтузиазме, интересу к любимому делу. Появилось несколько полулегальных центров в городах Днепропетровск и Черкасск в Украине, клубы в Горьком, Волгограде, Казани. Движение появилось и в других регионах России. Специализированные выставки проводились в Днепропетровске, как в одном из первых центров по разведению породы. Любители съезжались ежегодно со всего Советского Союза, привозили своих питомцев, обменивались опытом работы и новой, малодоступной, информацией.

В начале 70-х годов появилась легальная возможность ввоза хороших, качественных, немецких овчарок из Германии. В восточной части страны, которая долго время находилась в изоляции, к этому времени сформировался особый тип овчарки, который характеризовался небольшим ростом, достаточно крепким сложением, особи отличались темной окрасом, выразительной рельефной головой. Вид имел также достаточно большой комплекс анатомических недостатков: грудная клетка была укорочена, та же проблема была с крупом и плечом. Собак отличала большая работоспособность и темперамент. Эти немецкие овчарки отличались от своих восточно-европейских сородичей в лучшую сторону, превосходили их по многим показателям.

В 70-е годы в Москву был привезен очень интересный экземпляр под именем Акбар фон Абендротгротте, сын Гайера фон Барутер Ланда, победителя ГДР. Акбар победил на днепропетровской выставке в 1975 году, в дальнейшем пользовался популярностью во многих клубах страны. Лучшие его потомки, Гринта, Грона, Граф, Нега, жили в городе Днепропетровске и были получены от местных сук. Одним из лучших кобелей этого периода был «москвич» Бонго фон Трайфельсберг. Животное ни разу не выставлялось на выставках, но обладало очень выразительным экстерьером: интенсивный темно-серый окрас, объемная, выразительная, голова, хорошие пропорции корпуса. Диплом по дрессуре Бонго получил еще в ГДР, он был ценным псом, исходя из своего происхождения, отличался выдающимися рабочими качествами и устойчивой психикой. Количество полученных щенков от Бонго невелико, его самые лучшие потомки - Любо и Лотта из Луганска, они внесли существенный вклад в развитие породы в нашей стране.

Нужно отметить еще одного известного производителя того времени, «рижанина» Гундо фон Хаус Крюгера. Случилось так, что о нём долгое время никто не знал, он не использовался в разведении породы за пределами региона. Только тогда, когда его дети стали появляться на крупных выставках, кобель был замечен собаководами. Пик использования пса для получения потомства пришелся на преклонные годы. Особь отличалась отличным экстерьером, некоторые потомки отличались избыточной сухостью, тем не менее, они были высокого качества. Продолжателем рода стал его сын Фокс из Одессы. Он стал победителем выставки, которая проводилась в Днепропетровске в 1983 году. Другой выдающейся собакой 80-х гг. стал Цезарь фон Марморпалайс из Пензы, в 1977 году на днепропетровской выставке он занял третье место, уступив лишь двум сыновьям Каро, Кончаку и Ян-Эмиру.

Немалое влияние на процесс разведения овчарки оказали Фальк фон дер Шлоссгротте из Москвы, Хайнер фон Глокенэкк из Донецка, Эро фон Виндбург из Минска, Альф фон Хассельгрунд из Киева, Боб фон Кайзертрутц и Немо фон Шлосс Цецилия из Днепропетровска, Дольф фон дер Нордштрассе из Ленинграда.

70-е годы в нашей стране стали ярким этапом в деле разведения немецкой овчарки, этот период вошел в историю кинологии, как «период Каро». Каро – очень эффектная, ярко окрашенная особь, отличалась крепким костяком, красивой, выразительной головой. Начался новый этап в деле работы над породой. Вместе с тем у кобеля были существенные недостатки: удлиненная поясница, слабая спина, укороченные бедра и лопатки. Все его признаки, и положительные, и отрицательные, наследовались у потомков, ориентация на модель Каро была не единственной ошибкой заводчиков. В это время в СССР появились первые представители западногерманского типа, которые имели более современное происхождение, улучшенные конструктивные черты. Использовались эти собаки не в полную силу и их влияние, к сожалению, оказалось совсем незначительным. Те собаководы, которые ориентировались на модель Каро, долго не могли перестроиться на другой тип собак. В Ленинграде жил и использовался для целей собаководства Суойан Цорро, он нес в себе гены западногерманских собак, его прадедом по отцу был чемпион Швеции Дорн фон Зибенфаулен, по матери – Удо фон Майстерберг, чемпион Финляндии. Сук западногерманского происхождения с ним не вязали, и пёс оказался потерянным для репродукции.

Отдельно нужно упомянуть Маркуса фон Зандеснебена. Маркус был единственной особью, привезенной из западной Германии, имел в родословии лучшие гены своих предков, он приходился внуком Клодо фон дер Эромитенклаузе, отличался замечательным экстерьером, выдающимися рабочими качествами. Его владелец был очень знаменит, это музыкант мирового масштаба, скрипач Давид Ойстрах. По понятным причинам хозяин собаки был очень далек от проблем кинологии, он никогда и нигде не выставлял своего питомца, кобель ограниченно использовался для вязки. Сложно представить, как вообще с десяток собаководов смогли договориться и попасть на дачу скрипача для этой цели. Среди небольшого количества потомков Маркуса были замечательные собаки, такие, как Кальмар, Кадет и Крона из Днепропетровска.

В ГДР появилась и стала развиваться тенденция к изменению типа овчарок, в сторону меньшего роста и веса, укороченности тела. «Новая волна» в лице Фреда фон Фалькенбруха, Экса фон Ридштерна, Ксито фон Барутер Ланда оказала влияние на дальнейший отбор. Потомки этих славных особей, такие как Фреда фон Фалькенбрух, Экса фон Ридштерн, Ксито фон Барутер Ланд, имели преимущественные показатели перед предшественниками, но не отличались выдающимся калибром и форматом. К сожалению, утрачивались другие, ценные, качества: сила костного аппарата, длина и глубина корпуса.

80-е годы ознаменовали собой переломный период в разведении собак данной породы в социалистическом лагере. От собак восточной Германии отказались кинологи Венгрии, ЧССР, Польши. Самые прогрессивные собаководы стремились вязать своих питомиц исключительно с производителями из западной Германии. Победителем выставки ГДР в 1986 году стал Ольф фон Фюрштендамм, кобель, несший в себе гены из ФРГ. В последующие два года он получал титул лучшего производителя. Начала происходить смена поголовья, собаки из восточной Германии отошли на второй план, и их надо было куда-то сбывать. Таким выгодным рынком сбыта оказался СССР. Самые скромные подсчеты говорят о том, что в середине 80-х гг. в нашу страну завозилось из-за границы по одной собаке в день. У себя на родине эти особи еще недавно боролись за самые высокие титулы, падение спроса привело к значительному снижению цен, приобретение овчарок стало по карману для наших любителей. В Днепропетровск приехал жить Блек фон Гамзеталь, крупный, чистого черного цвета кобель, который стал победителем днепропетровской выставки 1982 года. Хорошее анатомическое сложение, высокий рост, внешняя эффектность кобеля убедила заводчиков в том, что в СССР появилась ценная собака, от которой можно получить качественное потомство. С Беком было повязано большое количество сук. Также, из ГДР и других стран (Венгрии, Польши), было завезено еще много достойных представителей собачьего племени, таких как Хауг фон Трафальг и Фокс фон дер Цвай Штайнен (Днепропетровск), Херос фон Андерсхофер Уфер (Ленинград), Затан фон Калькбрух (Горький), Ефф фон дер Блауен Моденезер (Симферополь), Цойс фон дер Ляйнеквелле (Белгород-Днестровский), Херос фон Андерсхофер Уфер (Ленинград), Азан фон Хаус Визель (Москва), Бак фон Грефенталь (Горький), Инго фон Кеммлербликк (Ульяновск). Выставочная деятельность этих собак была недолгой, в СССР следом начали появляться западногерманские собаки. Отличительные особенности собак этого типа обеспечили большое будущее в отборе и развитии породы, они обладали природной прочностью корпуса, сформированными рычагами, хорошим балансом движений.

В конце 80-х гг. поголовье представителей западногерманского типа в нашей стране значительно увеличилось, возросло и качество особей. Большинство производителей провозилось через территорию западной Украины. Только в городе Ужгород существовало с десяток частных питомников этой породы, таких, как «Унгвари Стар», «Олтенгази», «Сальве», «Доминго Кеннел», «Унгвари'ш», «Миноихаз», «Пьетрос», «Империал», «Берегсаси», «Санторен». В перечисленных питомниках содержалось лучшее поголовье сук, там появлялись на свет лучшие щенки этой породы. Производители из Ужгорода выигрывали самые крупные специализированные выставки немецких овчарок.